История России и не только (allemand1990) wrote,
История России и не только
allemand1990

Categories:

О знаменитой сталинской библиотеке

Что успевал читать Сталин помимо служебных материалов? Он регулярно следил за газетами, особенно внимательно за “Правдой”, читал журналы и книги. В описях материалов, отправленных Сталину во время его отпуска на юг в 1926 г., зафиксировано большое количество советских и эмигрант­ских газет и журналов, включая издания меньшевиков и белогвардейцев (1).

В последующие годы эта позиция из описей исчезает. Скорее всего, это про­изошло не потому, что Сталин перестал читать или просматривать такие издания. Скорее наоборот. Доставка периодических изданий Сталину стала рутиной и тратить время на ее учет было бессмысленно.

Согласно некоторым мемуарным источникам, Сталин утверждал, что его дневная норма чтения литературы составляла 400-500 страниц в день (2). Воз­можно, в какие-то дни он действительно читал очень много или, скорее, просматривал тексты, сосредотачиваясь на наиболее важном. Однако трудно представить, каким образом это правило могло соблюдаться постоянно. Кроме чтения служебных документов, в распорядок дня Сталина входили многочасовые заседания и встречи в кабинете. Длительными были застолья на даче и регулярные просмотры кинофильмов. Наконец, Сталин работал над немалым количеством собственных текстов. Если выстроить хронику жизни Сталина, то она покажет, что на чтение и размышления в одиночестве у Сталина оставалось совсем немного времени.

Сталин любил книги. Чтение в немалой степени сформировало его личность. В революционной среде, к которой Сталин примкнул уже в юности, был высок авторитет интеллектуальных занятий, теоретизирования, хотя и одно­стороннего, политически утилитарного. Эта односторонность накладывала от­печаток на самообразование Сталина. Он читал “социально значимые” книги, штудировал Маркса и Ленина. Современный литературовед, внимательно
____________________________________

1. РГАСПИ. Ф. 558. On. 11. Д. 70. Л. 85-114.
2. Илизаров Б. С. Тайная жизнь Сталина. С. 143.

анализировавший работы и выступления Сталина, отмечает его специфик скую эрудицию в области художественной литературы. Сталин хорошо ориентировался в литературе советского времени, но плохо — в отечественной и зарубежной классической литературе (1). Такие наблюдения о политически и идеологически мотивированной односторонности Сталина-читателя подтверждает список книг и журналов из его библиотеки, а точнее, изданий, которые содержат его пометы и поэтому были сохранены в его архивном фонде (2). Всего таких книг и журналов насчитывается 397 экземпляров. Конечно, Сталин читал не только эти книги. Но именно к ним (что следует из помет и подчеркиваний) он проявлял особое внимание.

Большинство работ одного автора из почти четырех сотен книг и журналов составляли труды Ленина — 72 экземпляра. Сталин внимательно читал Ленина: часть его собственных работ была переложением и популяризацией ленинских мыслей, он постоянно обращался к Ленину в публичных выступлениях. Но кроме того, Сталин пользовался ленинскими работами как библией или инструкцией в деловых разговорах в тесном кругу соратников. “Бывал у Сталина и на широких, и на узких совещаниях и докладах, я приметил такую его привычку. Предлагает ему кто-нибудь нечто дельное, но не рядовое, он подойдет к полке с книгами Ленина, подумает, вынет томик. Иногда скажет: «А вот мы посмотрим, что говорит по этому вопросу Владимир Ильич». Ино­гда прочтет вслух, иногда перескажет”, — свидетельствовал один из сталинских наркомов (3). Гораздо меньшим, что видно и по содержанию сталинских статей, был интерес вождя к Марксу и Энгельсу. В описываемой части библиотеки Сталина насчитывалось 13 их работ. Хотя марксизм провозглашала официальной доктриной, а портреты бородатых вероучителей составляли часть советского иконостаса, Сталин иногда позволял себе некоторые вольности в отношении классиков. В 1934 г. Сталин в записках членам Политбюро и руководителям идеологических структур партии подверг критике ряд работ Энгельса. “Что Энгельс был и остается нашим учителем, в этом могут сомневаться только идиоты. Но из этого вовсе не следует, что мы должны замазы-
____________________________________

(1) Вайнскопф М. Я. Писатель Сталин. М., 2000. С. 17-22.
(2) РГАСПИ. Ф. 558. On. 3. Д. 1-392; Дело фонда 558. Акт о передаче книг библиотеки Сталина с пометами. Книги из кремлевской и дачной библиотек Сталина, не содержащие помет, были отправлены в библиотеку Института марксизма-ленинизма и другие научные библиотеки. Вопрос о степени сохранности библиотеки Сталин после его смерти остается открытым. Некоторое количество книг, в том числе со сталинскими пометами, пропало. Однако сохранившиеся в сталинском архивном фонде книги с пометами вполне можно считать представительной выборкой.
(3) Новая и новейшая история. 2005. № 3. С. 165 (Интервью бывшего наркома путей сообщения СССР И. В. Ковалева, взятое Г. А. Куманевым).

ватъ ошибки Энгельса, что мы должны скрывать их и — тем более — выдавать их за непререкаемые истины", — писал Сталин (1).

Среди почти четырех сотен книг с пометами из архивного фонда Сталина 25 принадлежали перу самого хозяина библиотеки. Заметным был раздел работ теоретиков российского и зарубежного социал-демократического движе­ния, а также видных большевиков — Богданова, Плеханова, Бухарина, Каутского, Троцкого и др. В общей сложности таких книг насчитывалось более трех десятков. Кроме того, Сталин хранил и внимательно читал 19 номеров большевистского нелегального теоретического журнала “Просвещение", вы­ходившего до революции. Дополняла эту коллекцию многочисленная пропагандистская и учебная литература собственно сталинского периода. В общем, труды классиков марксизма-ленинизма (включая самого Сталина) и их пропагандистов составляли преобладающую часть этого корпуса.

Из других изданий заслуживают упоминания исторические работы, включая несколько курсов русской истории, изданных в дореволюционные годы. Сталин любил историю, постоянно использовал исторические примеры и аналогии в своих статьях и выступлениях, в разговорах с соратниками. Сталин был инициатором подготовки новых учебников по истории и в определенной мере их соавтором. При поддержке Сталина в СССР создавались многочисленные исторические книги и фильмы. Самому Сталину, как известно, были особенно близки два русских царя — Петр Первый и Иван Грозный. Они собирали Россию, наращивали ее военную мощь и безжалостно боролись с внутренними врагами. История была интересна Сталину как инструмент легитимации его собственной политики. По этой причине он не особенно интересовался научными дискуссиями и реальными историческими фактами, а приспосабливал их к своим схемам. Ивана Грозного, например, Сталин объявлял борцом с раздробленностью России, который спас ее от второго “татарского ига". Жестокие репрессии Ивана Грозного, по мнению Сталина, были необходимы и даже недостаточны: “Нужно было быть еще решительнее”. В период холодной войны Сталин хвалил царя Ивана за то, что “он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая страну от про­никновения иностранного влияния". Одновременно даже любимого им Петра Сталин осуждал за либеральное отношение к иностранцам2. Еще в большей
____________________________________

(1) Сталин и Каганович. Переписка.С. 716.
(2) Власть и художественная интеллигенция / сост. А. Артизов, О. Наумов. М., 1999. С. 499. 500. 583, 613. Записка Сталина о сценарии кинофильма "Иван Грозный”, 13 сентября 1943 г.; выступление Сталина на заседании Оргбюро 9 августа 1946 г.; беседа Сталина с создателями фильма "Иван Грозный" 26 февраля 1947 г. Подробнее см.: Perri М. The Cult of Ivan< the Terrible in Stalin's Russia. New York, 2001.

мере под интересы текущей политики приспосабливалась история советского периода. Фальсификация истории партии и ее переписывание завершились созданием при активном участии Сталина идеологической библии режиму книги “История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс”. Она появилась в разгар Большого террора в 1938 г. Сталина окончательно объявили вождем большевизма и революции, равновеликим Ленину. Многие события большевистской истории погрузились в небытие или были до неузнаваемости искажены. Уничтоженных к тому времени лидеров оппозиций объявили извечными “врагами”.

Во многом исторический характер имел интерес Сталина к военным проблемам. Помимо армейских уставов, пометы Сталина содержат несколько книг по истории и теории войн, например работы прусского военного теоретика К. Клаузевица и русского — А. А. Свечина. Немарксистские философское книги с пометами Сталина представлены Платоном и трактатом А. Франса “По­следние страницы. Диалоги под розой”. Среди немногих книг по экономике преобладали политэкономические издания советских авторов. Художественную часть библиотеки составляли несколько литературных журналов и про­изведения Л. Н. Толстого (роман “Воскресение”), М. Е. Салтыкова-Щедрина М. Горького, некоторых советских писателей.

Сохранившаяся часть сталинской библиотеки лишь в незначительной мере свидетельствует о его внимании к современной советской литературе. Но из других источников известно, что Сталин часто читал советских авто­ров. Он давал советы по пьесам и сценариям, награждал премиями. У неге были свои любимцы и неугодные. Последние нередко становились жертвами репрессий, несмотря на признание вождем их достоинств. Впрочем, идео­логическим проработкам подвергались и литературные генералы. Каждый должен был чувствовать свою уязвимость и полную зависимость от власти.

В рамках своих художественно-политических представлений Сталин был способен отличить хорошую литературу от плохой. Возможно, по этой причин он терпел и даже иногда защищал некоторых талантливых, но бесполезна и даже вредных для режима писателей, таких, например, как М. А. Булгаков.
____________________________________

(1) Б. С. Илизаров утверждает, что он обнаружил в одной из библиотек также роман Ф. М. Достоевского “Братья Карамазовы” с пометами Сталина (Илизаров Б. С. Тайная жизнь Сталина. С. 411).

Однако их в лучшем случае держали на голодном цензурном пайке, на грани творческого выживания и ареста. Литература и драматургия интересовали диктатора прежде всего как идеологическое орудие, средство социального манипулирования. Официально разрешенные писатели состояли на службе у государства и являлись частью его огромного пропагандистского аппарата. Объединенные в государственные корпорации писатели, художники, компо­зиторы всецело зависели от государства. Подобно государственной эконо­мике творческие корпорации были малоэффективны, плодили бюрократизм, бездарность и давили талант. “Давно пора обратить внимание на (...) безот­ветственную деятельность трех тысяч людей, объединенных в Союзе писате­лей, трех тысяч, из коих — по крайней мере — две едва ли способны занимать место в литературе […]” (1) — приватно жаловался М. Горький, которого Сталин назначил вождем советской литературы.

Сталин знал об этих нелицеприятных характеристиках, данных корифеем. Письмо Горького сохранилось в сталинском архиве. Однако вождя мало вол­новал средний невысокий уровень советской литературы. Сталин жил вла­стью и политикой, а поэтому произведения искусства и литературы измерял преимущественно мерками идеологической и пропагандистской пользы. “Простота" и “доступность" были ключевыми словами сталинского художе­ственного идеала. Он приветствовал легкость усвоения, прямую, без "заум­ных" художественных приемов политическую нравоучительность. Творческую интеллигенцию призывали к прямому и доступному для масс отражению ре­альности, причем не объективной, а вымышленной, “правильной", “социа­листической”. Не то, что есть, а то, что должно быть, что отвлекает от тягот жизни, воспитывает самоотречение во имя интересов партии и государства.

____________________________________

(1) Большая цензура. Писатели и журналисты в Стране Советов. 1917-1956 / сост. Л. В. Максименков. М., 2005. С. 413. Письмо М. Горького руководителю коммунистической молодежной организации от 14 апреля 1936 г.



Хлевнюк О.Сталин. Жизнь одного вождя. М., 2015. С. 137-141.

Tags: Литература, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments